Украинская молодежь опровергла Цоя: не хочет воевать и не верит в победу

Роман Рейнекин.  
12.06.2024 22:56
  (Мск) , Москва
Просмотров: 2302
 
Авторская колонка, Вооруженные силы, Дзен, Мобилизация, Общество, Политика, Россия, Социология, Спецоперация, Украина


Еще один раскол в украинском обществе – на этот раз поколенческий, по линии отношения к перспективам идущей сейчас войны, выявили обнародованные на днях результаты свежего совместного майского опроса украинской социологической группы Рейтинг и Carnegie Endowment for International Peace (CEIP).

Социологи опросили две тысячи человек, живущих на подконтрольных Киеву территориях вскоре после потери Авдеевки – в период острой нехватки боеприпасов у ВСУ и в самом начале масштабной российской кампании по бомбардировке украинской энергетики. По словам организаторов опроса, это одна из самых глубоких кампаний по изучению общественного мнения за период с начала войны.

Еще один раскол в украинском обществе – на этот раз поколенческий, по линии отношения...

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Одноклассниках, Вконтакте, каналы YouTube, TikTok и Viber.


На середине третьего года боевых действий только 31% молодых (18-25 лет) украинцев верит, что Украина «уже побеждает в войне». Только 40% молодых считают, что Украина должна воевать за «максимум Зеленского» – то есть «до границ 1991 года». И меньше половины украинской молодежи считает, что Украина «не должна вести переговоры с Россией». То, что закавычено – это предложенные интервьюерами респондентам формулировки ответов.

Полностью противоположные тенденции – у старшего (60+лет) поколения украинцев. Это весьма интересный феномен, опровергающий расхожие априорные максимы о том, что наиболее воинственными возрастными группами по обе стороны линии фронта являются те, кто почти или совсем не помнит совместного советского прошлого и не отягощен соответствующим личным жизненным бэкграундом.

Есть несколько версий того, почему «в среднем по палате» украинские старики более непримиримы. Базовое допущение состоит в том, что именно старшее поколение составляет сейчас костяк аудитории украинского телевизора. В первую очередь, имея в виду пропагандистский телемарафон.

А значит, именно эти люди в группе риска, они чаще и интенсивнее других подвержены влиянию пропагандистских смыслов, формируемых телемарафоном, а какие они – всем прекрасно известно.

Наконец, стоит принять во внимание еще и такой момент, как идущая сейчас и крайне непопулярная среди украинцев мобилизация. Расхожая фраза о том, что «война – дело молодых» приобретает в нынешней Украине особый смысл и звучание. Действительно, если посмотреть на большинство войн в истории, гибли на их фронтах как раз юнцы, подбадриваемые воинственными патриотическими кличами старшего поколения.

Нынешняя украинская война, на первый взгляд, отличается от этого шаблона. До последнего времени самый высокий риск погибнуть в ней имели люди от 30 и выше. В какой-то мере это было психологически успокаивающим фактором для самых молодых.

И хотя на практике, если верить мобилизационной статистике последних лет, молодежь от 18 до 25 и не была на острие (куда более чаще на фронт попадали средние поколения), а молодежь власти старались по максимуму беречь, оттягивая бросание этого ресурса в топку войны как можно дольше, тем не менее, у многих сейчас есть ощущение, что время таких полумер на исходе.

А это значит, что в головах у многих уже отчетливо мигает красный маячок опасности: скоро придут за мной… А вести с фронта и общая атмосфера  не способствуют росту ура-патриотических и милитаристских настроений. Новым «моральным героем» пока еще не большинства, но уже социологически значимой части общества стал не «воин-защитник на передовой», а пресловутый, демонизируемый пропагандой «ухилянт».

Про него слагают и поют в соцсетях песни, в его честь проводят сетевые флешмобы. В какой-то степени это настроение стало новой модой с отчетливым душком фрондерства, восходящим, хотя и опасным в плане возможных последствий для своих выразителей, трендом.

Важная для понимания всего остального оговорка состоит в том, что в любую эпоху  и в любом уголке мира большинство населения не выражает готовности умирать на поле боя за какие угодно светлые идеалы. Добровольная и массовая жертвенность – говоря гумилевским языком – свойство пассионариев. А пассионарии в любом обществе это большее или меньшее по размеру, но все-таки меньшинство.

Практика двух с половиной лет войны показала, что в относительных величинах количество таких пассионариев на Украине больше, чем почти в любой из стран Европы, в которую она стремится. Так что причин стыдиться за свое общество в этом плане у украинцев нет. Эта история – не про храбрость, а про другое.

И нынешний всплеск «уклонизма» – вовсе не свидетельство какой-то повальной трусости или недостаточного патриотизма украинцев. Это явление по большей части реактивное, вызванное исчерпанием того резервуара, из которого ранее ВСУ черпали идейно мотивированных добровольцев.

Идущие с фронта каждый день похоронки лучше любых слов говорят о постепенном «стачивании» и вымывании этого потенциала А тот человеческий материал, который идет на смену – он совсем другой. В первую очередь, в плане мотивации.

Подпитывают рост удельного веса скептиков среди украинской молодежи и понижение возраста мобилизации с 27 до 25 лет, и постоянно идущие разговоры о том, что скоро пойдут под нож даже 17-летние.  Не добавляет оптимизма и наскок властей на казавшийся ранее надежным щитом от призыва в армию статус студента.

Вот отсюда, пожалуй, и растут ноги тех цифр, с которых мы начали этот разговор.

При этом, когда всем опрошенным украинцам без различия возрастных групп задают простой вопрос, предполагающий столь же простой и односложный ответ «да/нет» (например, должна ли Украина вести переговоры с РФ), целых 43% отвечают, что  должна.

И эти общественные настроения вступают во все больший конфликт с непримиримой упоротостью украинской власти и ее наиболее агрессивных групп поддержки.

В целом, согласно опросу «Рейтинга» и Фонда Карнеги за международный мир, почти половина украинцев считает, что война в том виде, как она сейчас ведется, зашла в тупик. Почти половина украинцев солидарны с бывшим главкомом ВСУ Валерием Залужным, который еще прошлой осенью охарактеризовал положение дел на фронте аналогичным образом. Сложная ситуация на фронте заставляет жителей Украины признать, что в данный момент их страна не может взять верх над Россией.

Наиболее трезвый взгляд на военную ситуацию демонстрируют те, кто сам побывал на фронте. Служившие в ВСУ украинцы меньше всех верят в то, что Украина выигрывает войну (32%), но при этом, что важно, такой реализм не подрывает решимость многих сражаться до конца, каким бы они ни был.

С тех пор ситуация стала только хуже: Украина почти на пять месяцев лишилась военной поддержки США, российские войска заняли некоторые территории в Донбассе,  потерянные в ходе неудачного контрнаступления ВСУ в прошлом году, а в мае пошли в наступление на Харьковщине. И хотя сейчас линия фронта более-менее, снова стабилизировалась благодаря возобновившимся поставкам американского оружия, все равно тенденция для ВСУ неблагоприятная.

Основной вопрос сегодня такой: какая из двух тенденций победит и что продержится дольше – боевой дух среди воюющих или в тылу. Дело в том, что и там, и там шансы примерно одинаковы. В пользу фронта играет то обстоятельство, что воюющие меньше подвержены бравурной шапкозакидательской пропаганде и видят реальность такой, какая она есть, без прикрас.

С другой стороны, хотя люди в тылу в большей степени подвержены излучению пропаганды – благодаря своей удаленности от фронта и реального положения дел – тем не менее, это компенсируется «догоняющей» их сознание реальностью той же мобилизации. Наглядные для всех обстоятельства, при которых соотечественники попадают в армейские ряды, совсем не вдохновляют на позитивные прогнозы.

И тем не менее, определенный запас прочности у нынешнего, тающего милитаристского консенсуса в украинском обществе есть. Несмотря на растущий пессимизм и скептицизм молодежи,  67%  респондентов всех возрастных групп все еще считают, что воевать нужно до восстановления территориальной целостности в границах 1991 года и не готовы вести переговоры с Москвой, исходя из, как это формулируют в Кремле, «текущих реалий на земле».

И хотя это самые низкие цифры за все время войны, «средняя температура по украинской палате» все еще не упала до значений, делающих мирно-переговорный сценарий безальтернативным. Украина все еще слишком перегрета максималистскими ожиданиями, передоз которыми столь силен, что выводиться из общественного организма путем «жесткого приземления» будет еще довольно долго.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , ,






Уважаемые читатели! По требованию Роскомнадзора ужесточаются правила публикации комментариев.

Запрещены к публикации комментарии с заведомо ложной информацией о проведении СВО ВС РФ на территории Украины, комментарии содержащие экстремистские высказывания, оскорбления, фейки.

Администрация Сайта вправе удалять комментарии и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!


  • Июль 2024
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июнь    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.