Подпишись на рассылку
26.11.2020, Тирасполь, София Русо
 
interview, Выборы, Молдова, Политика, Приднестровье
Просмотров:

Приднестровье превращается в однопартийную республику


На 29 ноября в Приднестровье назначен Единый день голосования. Жители республики будут выбирать на очередной пятилетний срок депутатов всех уровней – сельских и поселковых, городских и районных советов, а также высшего законодательного органа – Верховного совета.

Избирательная кампания в этот раз проходила исключительно тихо: мало кандидатов, мало агитации, мало предвыборной борьбы, мало собраний на округах и дискуссий в соцсетях. Такое положение дел связано отчасти с напряженной эпидемиологической ситуацией: в ноябре Приднестровье один за другим регистрировало антирекорды по коронавирусной инфекции. Однако основная причина бледности кампании – это железобетонная предсказуемость ее результатов.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber, ленту Parler и Яндекс.Новости

О приднестровских выборах-2020 в интервью ПолитНавигатору  рассказал замдиректора Института социально-политических исследований и регионального развития Андрей Моспанов.

ПолитНавигатор: Избирательная кампания – 2020, похоже, стала самой тихой за все время существования республики. На 33 округа приходится всего 45 кандидатов, на многих округах выборы пройдут без альтернативы. Не очень активно в этот раз баллотируются и в местные советы. Что случилось, людям больше не интересно идти в политику?

Андрей Моспанов: Да, действительно, эта кампания вышла совсем блеклой. Если судить по наглядной агитации в городах и районах, то можно было бы подумать, что в республике в лучшем случае проходят лишь некие довыборы в представительные органы власти.

Наверное, есть несколько причин тому, что мы пришли к такой ситуации. Первое – приднестровская политическая система находится в очень неравновесном состоянии. В ПМР на сегодняшний день остался только один крупный политико-экономический центр [холдинг «Шериф» и партия «Обновление»]. Те, кто мог бы создать ему определенную конкуренцию, альтернативу, либо по разным причинам покинули республику, либо оказались фигурантами уголовных дел, либо за последние годы в политическом смысле маргинализировались.

В ПМР не сложилось дееспособной оппозиции как таковой – на это пока не хватает ни финансового, ни интеллектуального ресурса. Нет и достаточных правовых гарантий деятельности оппозиции.

Второе – та конкуренция, которую мы наблюдали на парламентских выборах в 2000-2015 годах, была, как правило, конкуренцией различных групп крупного и среднего капитала (промышленного, торгового, финансового и т.д.). В ПМР не возникло сильной партии левого центра, которая реально отражала бы интересы более широких групп населения и которая имела бы устойчивую социальную поддержку, могла бы мобилизовывать избирателей.

Третье – в последние 20-25 лет из Приднестровья вымывался человеческий капитал, уезжали как раз многие из тех, кто был способен и на проактивное политическое действие, и на осознанный выбор.

И четвертое – да, вы правы, многим больше не интересно идти в приднестровскую политику. Значение парламента и местных советов сегодня объективно падает. Деятельность депутата все более сводится к благоустройству округа и решению жилищно-коммунальных проблем, то есть, по сути, это дополнительная городская или районная служба. И из личного общения я знаю, что многих потенциальных кандидатов перспектива стать еще одним ЖЭКом не привлекает.

ПолитНавигатор: Каков в целом социально-политический портрет кандидатов в депутаты в Верховный совет ПМР VII созыва?

Андрей Моспанов: 32 из 45 кандидатов, то есть более 70% – это действующие депутаты парламента. В подавляющем большинстве они члены фракции «Обновление». Среди остальных 13 есть представитель МВД, помощник депутата Верховного совета, два местных депутата, режиссер, архитектор, представитель некоммерческого сектора, общественные активисты.

ПолитНавигатор: На каких округах разворачивается борьба? Кампания принесла хоть какие-то сюрпризы? 

Андрей Моспанов:  Определенное подобие борьбы мы видим лишь на 10 округах из 33. Порой альтернатива там лишь номинальная. При этом на 23 округах зарегистрирован только один кандидат, так или иначе связанный с партией «Обновление». То есть уже сейчас, до дня голосования, можно сказать: если ни на одном из округов вдруг не победит кандидат «против всех», нынешняя власть в Приднестровье априори обеспечит себе минимум 70% мандатов в новом парламенте. Это позволяет принимать любые законодательные решения.

Какая доля избирателей проголосует «против всех» – вот та интрига, которая остается у нынешних выборов. В 2015 году в целом по республике это было 6,53%. По отдельным округам данные могли сильно разниться – от 1-3% в сельских районах до 16,7% в городе Рыбница, где протестные настроения всегда были достаточно заметными.

Трудно сказать, как будет на этот раз. Приднестровье впервые сталкивается с ситуацией, когда кандидат «против всех» является единственной альтернативой на большинстве округов. Но мы предполагаем, что общая доля голосов в его пользу точно превысит 10%, а на некоторых округах она может составить и около четверти избирателей.

ПолитНавигатор: По всей видимости, многие кандидаты станут депутатами во второй, третий, даже четвертый раз. О чем говорят они с избирателями, какие предлагают программы, есть ли в них что-то новое по сравнению с предыдущими кампаниями?

Андрей Моспанов: Есть кандидаты, которые идут и на пятый срок подряд. Это настоящие политические мастодонты, пережившие уже как минимум двух приднестровских президентов.

Если говорить о прямых встречах кандидатов с избирателями, то их немного. На том округе, например, где живу я, таких встреч пока не было вовсе. Коррективы тут, скорее всего, вносит и ситуация с пандемией COVID-19, которая сегодня в ПМР не менее сложна, чем в соседних странах.

Но агитационные материалы разносятся, хотя их тоже меньше, чем в период кампании 2015 года.

В предвыборной риторике действующих депутатов в целом каких-то новых идей не видно: они делают акцент на уже сделанном, на продолжении работы с избирателями, на благоустройстве округов. Для них это апробированная стратегия выборов. И они резонно полагают: зачем «креативить», когда конкуренции практически нет?

Немногочисленные независимые кандидаты пытаются продвигать не только локальную, «окружную», но и общегосударственную повестку. Они, в частности, призывают бороться с бедностью, индексировать доходы населения, создать новые рабочие места, повысить зарплаты в бюджетном секторе, модернизировать систему здравоохранения, а образование полностью сделать бесплатным. Но, увы, это не подкрепляется макроэкономическим анализом и расчетами.

Альтернативные кандидаты стали бы серьезным фактором, если бы выступали единым фронтом и с единой политической программой, причем с этой программой нужно было идти к населению хотя бы за год до выборов. А в одиночку никто из них изменить сложившееся положение в стране не сможет, даже если и попадет в парламент.

ПолитНавигатор: Каково настроение электората в преддверии выборов? Избиратели в этот раз будут так же пассивны, как и кандидаты?

Андрей Моспанов: Это вторая и, пожалуй, последняя настоящая интрига нынешних выборов. В 2015 году в голосовании в Приднестровье приняло участие 48,3% от общего числа избирателей. Но тогда парламентская кампания, характеризовавшаяся острым противостоянием кандидатов от партии «Обновление» и сторонников экс-президента Евгения Шевчука, стимулировала идти на выборы.

Сейчас мы такой явки, конечно, не ждем. По предварительным оценкам, уровень активности избирателей может быть примерно в полтора раза ниже, чем в 2015 году.

ПолитНавигатор: В Приднестровье созданы молодежные избирательные комиссии, которые ведут активную деятельность по повышению электоральной активности, правовому просвещению, в особенности молодых людей. Это повлияет на активность избирателей?

Андрей Моспанов: Молодежные избирательные комиссии – безусловно, хорошее начинание, и благодаря их работе какая-то часть избирателей проникнется идеей на выборы все-таки пойти. Но это будет не такая большая часть, особенно среди молодежи. Явку по-прежнему сделает старшее поколение, как это было на всех приднестровских выборах в последние 20 лет.

ПолитНавигатор: Что можно сказать сегодня о будущем приднестровского парламентаризма? 

Андрей Моспанов: В Приднестровье роль парламента повышается тогда, когда парламентское большинство и президент принадлежат к разным политическим лагерям. Если же все относятся к одному лагерю, то Верховный совет в президентской республике неизбежно отходит на второй план. Это и наблюдалось в ПМР в 2018-2020 годах.

Пока мы исходим из того, что такая тенденция продолжится. В зависимости от того, кто станет главой Приднестровья в 2021 году, роль института президента может только дополнительно усилиться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , ,





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Январь 2021
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Декабрь    
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.