22.09.2020, Одесса, Валентин Филиппов
 
interview, Выборы, Общество, Одесса, Политика, Россия, Скандал, Украина
Просмотров:

Выборы в Одессе. Зеленский капут


Действующего мэра Одессы Геннадия Труханова бросили финансисты, но поддержали националисты. Стареющий кавээнщик Олег Филимонов ставит крест на успешной карьере шоумена. Бывший одесский губернатор от Януковича Николай Скорик отстаивает право баллотироваться на пост мэра Одессы в ходе внутрипартийных праймериз.

О том, что «Слуга Народа» пролетает на местных выборах, а Зеленский не знает, как уйти, обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал депутат одесского городского совета Богдан Гиганов.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: Наша виртуальная студия сегодня находится в городе Одессе, в моем родном городе. Мы находимся в штабе у начальника штаба. Штаба чего – я не скажу. Мы потом спросим, у Богдана Гиганова.

Здравствуйте, Богдан.

Богдан Гиганов: Здравствуйте.


Валентин Филиппов: Богдан, есть такая пословица – «Самая темная ночь – перед рассветом». А вот в Одессе я заметил такую – «Самый большой кредит – перед выборами». Поясните, пожалуйста, вот когда Гурвиц брал большие кредиты перед выборами, было понятно – Гурвиц всегда уходил после выборов. А вот Геннадий Леонидович, он уходить вроде как, не настроен, настроен – побеждать, и берет большой кредит перед самыми выборами.

Богдан Гиганов: Ну, тут все очень просто, во-первых, здравствуйте… Валентин Филиппов: Да, здравствуйте.

Богдан Гиганов: Приятно второй раз общаться с вами, с умным человеком, на животрепещущие для себя темы. И ваш первый вопрос говорит о том, что вы следите за ситуацией в Одессе, и она вас дико трогает, и она не может не трогать нормального человека. Потому что мы понимаем – это наш город, он набирает все больше долгов, а мы же понимаем, трезвые люди, что нам рано или поздно придется их возвращать.

Естественно напрашивается самый правильный, самый главный вопрос: – «А нафига, простите, нам столько, и за чей счет мы собираемся это компенсировать, возвращать?». Ну и вот банальный ответ до жути, вы себе просто вот не представите – насколько он банальный: нет никакого скрытого тайного плана отреставрировать жилой фонд, нет скрытого плана сделать, улучшить, высадить какие-то газоны, нет, у нас просто выборы. В Одессе выборы и этим все сказано.

Очень многие серьезные предприниматели, которые вкладывали раньше в программу, так сказать, команды Труханова, сегодня они просто вынуждены отказаться от его услуг. Потому что за время его правления, за время его каденции он, мягко говоря, выступил недобросовестным партнером по отношению к этим людям. Он не всегда выдерживал слово, и, как показывает практика, продолжает это делать. Конечно же, никто в такой ситуации не будет финансировать избирательную кампанию мэра, которая, как оказывается, не совсем дешевая.

Так вот это не последний кредит, который мы взяли на предыдущей сессии. У нас на данный момент 3,5 миллиарда гривен долгов, и на прошлой сессии мы дополнительно рассмотрели получение ещё 500 миллионного, на сумму в 500 миллионов гривен. Как вам сказать, хорошо, наверное, бюджетные деньги тратить на себя любимого, вот эти вот кредитные средства. Но дело-то в том, что мы же понимаем, что единственным существенным средством наполнения бюджетного кошелька города Одессы является налог с НДФЛ, то есть…

Валентин Филиппов: Ну, то есть, подоходный налог уходит в городской бюджет.

Богдан Гиганов: Этот городской бюджет должен был бы в принципе уже с января месяца быть потрачен эффективно на бюджет развития. Я как налогоплательщик должен у себя увидеть несколько засыпанных ям, несколько высаженных деревьев и так далее, и тому подобное. Я хочу, чтобы город развивался. И именно в этой части я являюсь налогоплательщиком ответственным, ну я не говорю только о себе, я ставлю себя в пример.

А вот представьте себе, что мои налоги идут на погашение кредита? Увижу ли я в ближайшее время какое-то развитие рядом с собой? Нет, не увижу. Соответственно, город будет в упадке. И сегодняшние деньги, которые мы взяли и потратили на избирательную кампанию…

Не все их увидят, потому что мы понимаем, что во первых, избирательная кампания – это траты только на ту часть населения, которая является кустовой, то есть, Суворовский район, Киевский район, там Малиновского часть, там, где есть многоэтажки, там, где можно проще потратить ложку асфальта и спустить на встречу с избирателями 9-10-20 этажей.


Никто не тратит эти деньги на старый разрушенный фонд Приморского района, никто не тратит их на Молдаванку. Наше историческое культурное прошлое просто разрушается, и никому до этого нет дела. Нет стратегии развития не только на год, там 5-10, нет вообще понимания того, что будет завтра. Сегодня мы берем кредиты, мы их тратим на себя любимых, мы должны переизбраться, мы наворовали, но при этом мы даже жалеем потратить эти деньги на вас, наворованные.

Валентин Филиппов: Не-не-не, вы государственное с частным не путайте. Выборы у нас государственные, мы выбираем официальную должность, вот если бы он баллотировался, там я не знаю, в какие-то бизнесмены, то тогда да, а он же на государственную должность баллотируется, значит, деньги должны быть государственные, а вы не переживайте.

Богдан Гиганов: Я хочу сказать, что канули в лету те времена, когда градоначальники были меценатами. То есть, те градоначальники, которые дарили частичку себя этому городу. Я не говорю только про этот город, я говорю про, вообще, подход государственников был совершенно другой в моменте формирования сих городов, развития их.

А сейчас все градоначальники – иждивенцы. То есть, паразитируют на теле города. То есть, если раньше давали, то сегодня власть имущие забирают, делят, застраивают и так далее, и тому подобное. Мы знаем про Горсад, мы знаем про другие случаи в Одессе…

Поэтому, когда вы говорите про государственников и бизнесменов, вы отделяете одних от других, я сейчас их не отделяю, все настолько срослось друг с другом, что у нас бизнес стал государством, а государство стало бизнесменом. Другое дело, что оно не научилось зарабатывать. У нас бизнес настолько сейчас упадочный, что кроме как во власти, ты денег нигде не заработаешь. У тебя единственный чистый доход, который могут получить себе, по сути, бизнесмены, и они все рвутся во власть, все олигархи начинают спонсировать партии. И у нас проблема в том, что это все спустилось, партизация, политизация, в самый низ.

И сегодня, когда мы понимаем, что у нас нет никакой идеологии в установке МАФов, он только общебытовой, только городской, то уже принимают решение как раз-таки члены партии. И когда мы говорим о том, что бизнес уже дошел до самых низов, когда уже из Киева навязаны все решения относительно пляжей, застройки города и так далее, то уже вместе, здесь с Киевом просто формируются такие себе филиалы городов, которые возглавляет и наш мэр, и просто общими усилиями наполняется сумка, которую отвозят в Киев.

А за чей счет это происходит? Только за счет одесситов, только за счет ресурсов города. Поэтому это все срослось, и это не дает никакой пользы людям. Люди от этого, в первую очередь, страдают, а города, в частности Одесса, получают такую, знаете, деградацию…

Полнейшая деградация происходит, нет развития никакого. То есть, мы открываем какой-то сквер и гордимся тем, что мы открыли сквер, а раньше на этом месте был парк. Вот представьте себе. Или мы садим одно дерево, а ничего, что через дорогу вырезали десять? Открываем одну школу, а десять распродали.

Валентин Филиппов: И скоро даже бабушки с семечками будут иметь своего депутата, потому что иначе они семечками торговать не смогут.

Богдан Гиганов: Да дай Бог, чтоб они имели своего депутата, который бы о них позаботился бы. Понимаете ли, проблема же в том, что эти бабушки избирают человека, а этот человек на первой же сессии думает о том, как бы заявить побыстрее о «конфликте интересов».


Валентин Филиппов: Хорошо. У меня следующий вопрос, дело в том, что отсюда не все видно, не все понятно: вот выборы надвигаются, и, все-таки, кто на них баллотируется – тоже не ясно. Мелькнула информация, вдруг, что баллотируется Скорик. Николай Леонидович Скорик, всё-таки, баллотируется в мэры. Но потом это как-то заглохло.

Скорик баллотируется в мэры или нет?

Богдан Гиганов: У нас на данный момент проходит внутренний праймериз. Я вам говорю, как человек, который имеет непосредственное отношение к структуре оппозиционной платформы «За жизнь» – я являюсь членом политсоветов и областной, и городской организаций, на данный момент занимаюсь частью городской работы.

То есть, я являюсь по сути начальником штаба города Одессы от этой политической силы. Мы формируем команду, мы работаем в полях. То есть, мы в принципе, по большому счету выстраиваем…. Ну, серьезная работа идет, по большому счету, для того, чтобы пройти эту избирательную кампанию достойно. И уже с 25 октября получить возможность взять на себя ответственность за тот город, который должен развиваться правильно.

И я думаю, что у нас это получится, потому что, как минимум, за 5 лет мы показали, что часть депутатов, которую мы провели, прошли этот сложный путь в оппозиции и не продались за какие-то коврижки. И, например, мне не стыдно ни за одно мое голосование.

Валентин Филиппов: Так, хорошо, праймериз. Скорик в мэры Одессы будет баллотироваться?

Богдан Гиганов: По поводу Николая Леонидовича Скорика и других достойных кандидатов, которые могут представлять политическую силу на этих местных выборах в качестве кандидатов в мэры не только города Одессы, но и других городов…

Проходят праймериз партийные, заказали не одну социологию, которая сейчас, буквально уже сегодня начинает приходить, мы начинаем её уже видеть, и на основании этого будут приниматься решения, где наиболее удобные и выгодные кандидатуры той или иной территориальной формации.

Например, в городе Одессе Николай Леонидович, если даст Бог, праймериз его утвердит, я вижу, что сегодня мы получили результаты опроса. У него неплохой рейтинг, конечно же, осталось, чтобы партия подтвердила какие-то вот эти вот свои намерения.

Там принимает решения стратегический совет сначала: мы ждем ещё двух описательных частей от двух социологических кампаний, если все это дело подтверждается, то конечно же Николай Леонидович будет выдвинут кандидатом в мэры. Потому что мы понимаем, что это наиболее приемлемая кандидатура.

Если там подтверждается другая кандидатура, значит, это будет другая кандидатура. Все дело в том, что не навязывается решение – ни Киевом, ни какой-то финансовой группой. У меня в телефоне есть социологический опрос, который нигде не публикуется, это действительно так, это чистая правда.

Валентин Филиппов: Вы можете сказать примерно, вот вы говорите: «Есть социология», что там у Скорика? На каком он месте? Сколько процентов, как-то сравнить?

Богдан Гиганов: Это будет некорректно. Во-первых, от того, что я скажу «много» или «мало», в любом случае это ничем не подтвержденные слова, я вам просто сказал честно. Я человек прямой, открытый, говорю, как оно есть: на данный момент не происходит никаких подковёрных договоренностей, кроме как для тех целей, чтобы объективно убедиться, что люди готовы поддержать именно этого человека.

Валентин Филиппов: Хорошо, а вот поясните мне: некоторые аналитики из Одессы говорят, что якобы ОПЗЖ договорился уже с Трухановым и «со всеми-со всеми-со всеми», там Рабинович, ещё что-то, и выдвигают, как бы, от ОПЗЖ вот эту Плачкову. Девушку с фамилией, но не родственницу.

Богдан Гиганов: Во-первых, народный депутат Татьяна Плачкова является также членом областного и городского политического совета партии ОПЗЖ, и является достаточно активным – и народным депутатом, и общественным деятелем в городе Одессе и вообще, в целом в Украине. Но то, что пишут, знаете как, «Пишите и вы», знаете, как на заборе – оно не всегда соответствует действительности.

Все почему – потому что, если бы был хоть малейший договорняк, в этом случае я, как руководитель группы и все мои бравые бойцы, условно, нас четыре самоотверженных социально активных депутата, сидели бы молча и похваливали бы просто нашего любимого мэра.

Вместо этого мы вносим проекты решений о переименовании улиц по Жукову, мы знаем, мы понимаем, как это неудобно – перехватывать инициативу у городского головы. Причем он сам эту инициативу от себя, так сказать, оттолкнул, когда этот барельеф великого человека Георгия Константиновича сносили…

Валентин Филиппов: Но подождите, подождите. Труханов же не переименовывает, он инициирует общественные слушания.

Богдан Гиганов: Я 3 месяца назад, или 4 месяца назад, писал запрос на имя городского головы с требованием провести референдум об этом вопросе и вернуть исторические названия улицам маршала Жукова и 25-ой Чапаевской дивизии. Через сессию назад я вносил проект решения, который подразумевает именно это решение, уже готовый проект решения. Вчера я тоже пришел с этим проектом решения.

Я не понимаю, почему городской голова не находит возможности собрать общественные слушания и собрать свою же топонимическую комиссию одесского исполкома, руководителем которого является. Ведь вопрос переименования и наименования топонимических объектов лежит в плоскости городского совета. Это прописано в уставе города, ему нужно просто научиться жить по уставу города: собираешь общественное слушание, и на основании мнения одесситов топонимическая комиссия дает вывод, на основании которого городской совет принимает решение – тот или иной объект назвать таким-то или таким-то образом.

В данном случае городской голова просто говорит и ничего не делает. Но мой проект решения, который подразумевает именно это, он не голосует, и он не принимает. Поэтому, поверьте, не все так просто.

Дальше, мы говорим о том, что в городе хаотичная застройка, мы его жестко критикуем по этому поводу. Он вносит проект решения, который подразумевает именно то же самое, что и я вносил несколько сессий назад: мораторий на застройку исторической части и прибрежной защитной полосы, все, что касается склона города Одессы.

Дальше, у нас есть идеологические разногласия: городской голова на день независимости Украины согласовал по Приморскому бульвару, а мы знаем, что это закрытая часть, особенно в праздничные дни, с двух сторон шлагбаумами, автопробег Нацкорпусу. Нацкорпусу! Мы с Татьяной Плачковой выступали на Потемкинской лестнице и этот Нацкорпус на нас напал. Мы не плачемся, но дело не в этом, дело в том, что именно, вы-то понимаете, кто согласовывает такие мероприятия…

Валентин Филиппов: Да, конечно.

Богдан Гиганов: Автопробег без городского согласия не пройдет. Дальше, мы понимаем, с кем он гуляет. С этими резвушкиными, с этими друзьям его из Нацкорпуса, по паркам, по скверам. Это его новый силовой блок. Учитывая, что он остался без финансистов, учитывая, что он остался без людей, которые его защищали с момента 2014-го года, я имею в виду Андрея Котляра, который регулировал все это общественное движение, на сегодняшний день пытается просто подтянуть вот этих вот ребят с улицы для того, чтобы иметь возможность противостоять оппозиции, которая для него сегодня является, назовем это «костью в горле», потому что из-за наших очень активных действий у него теряется рейтинг.

Так что вот то, что пишут, я бы делил это на 10, потому что там нет доли правды. У нас сейчас в штабе есть охрана. И нам каждый день передают приветы от «муниципальной безопасности». Ведь если бы у нас было все хорошо, и мы бы договаривались …

Мы, чтобы заехать в штаб, мы должны проехать через парковку городского совета. Нас не пропускают. Настолько все сложно, отношения очень сложные и, если говорить о реальной оппозиции, то нет больше другой политической силы, нет больше депутатов, которые вот, просто, системно, напролом, жестко, не только критиковали, а и делали предложения, самые неудобные. Поэтому вот тут я бы на вашем месте, как серьезному журналисту, лучше бы провел какой-то анализ, прежде чем давать такие…

Валентин Филиппов:  Я вас спросил, я не давал оценок.

Богдан Гиганов:  А я предлагаю вам проверить.

Валентин Филиппов:  Вот я проверил, я спросил у человека, которому я доверяю, зачем мне что-то проверять? Я вам доверяю.

Богдан Гиганов: Я говорю, что просто спросите у одесситов, кто хоть немножечко в теме, кто удерживал все эти сессии в последнее время. И это не говорит о договоренности, это говорит о том, что мы жестко пытаемся навязать свою позицию. И эта позиция будет навязана …

Валентин Филиппов:  А вдруг они там наверху уже договорились? Вы же не знаете, вас всегда предают наверху.

Богдан Гиганов:  Нет, нет, я общаюсь с самым верхом и, поверьте, я сказал так, когда мы формировали группу: если эта группа будет создана для того, чтобы выступить торпедой в будущих договоренностях, я всю эту работу разверну против всех. Потому что здесь люди, за которых нужно не просто отвечать, которых нельзя ни в коем случае подводить. Это отверженные ребята. Мы сегодня собираем… вот мы с вами общались с того самого времени, когда, кажется, был первый партийный съезд. С этого времени прошло полгода, ну плюс-минус…

Валентин Филиппов:  Да.

Богдан Гиганов: Мы за это время провели массу мероприятий. И сейчас, посмотрите, все наши фотографии, которые мы делаем с возложений, с других каких-то мероприятий, посмотрите на эти свежие красивые лица. Это молодые люди. У нас сейчас 250-300 человек актива, не вот эти вот, знаете, пенсионного возраста или зашкварные какие-то бывшие чиновники, нет.

Мудрость, опыт он в ПЗЖ присутствует, но одесситы начали тянуться, молодое поколение, свежее, правильно воспитанное, красивое. Потому что мы делаем правильные вещи. И мы никого не предаем, никогда, вне зависимости от того, что скажет Киев. И мы растем.

И только поэтому, возможно, нас не разменивают, потому что здесь есть реальная работа. И тогда, конечно, любому руководителю приятно смотреть на свое детище. И никто никогда не сольет нас под какого-нибудь коррумпированного мэра, потому что там, наверху, произошел договорняк. Потому что здесь, у нас, уже реальная сила, и с нами нужно считаться.

Валентин Филиппов:  Можно чуть-чуть из Одессы вынырнуть, все-таки, к центральной власти? Верховная Рада приняла потрясающее постановление по поводу Белоруссии. Скажите, чем это было мотивировано, зачем это нужно было? По большому счету, можно было делать вид, что ничего не происходит.

Некомпетенция Верховной Рады по поводу того, что происходит в Белоруссии. Зачем портить отношения? Зачем Верховная Рада портит отношения с сопредельными странами, с которыми, вроде, было все нормально?

Богдан Гиганов:  Ну, тут все просто. Мы понимаем, что 90% правительства – это люди, имеющие над собой серьезнейшее влияние группы Сороса. То есть, «соросята». В Верховной Раде их там тоже человек 70-80, может, до 100 человек. Поэтому это серьезнейшее лобби в Верховной Раде, в законодательном органе, которое не может просто так оставить Украину, чтобы мы спокойно начали жить, правильно? Это же правда, это же честно.

Если в Америке сейчас переизберут снова Трампа, то у Байдена будут проблемы. Соответственно, Сорос будет иметь серьезнейшие проблемы на своем уровне, в Америке, в других странах, а все метастазы по всему миру просто отомрут. В данном случае, я рассчитываю, что тогда уже Зеленский назначит перевыборы в Верховную Раду весной, и вот тогда – мы уже изберем правильный состав Совета Верховной Рады, где люди будут, во всяком случае, ангажированы только своими территориями, своими внутренними убеждениями и своей идеей – пусть она будет правая, левая но это будет хотя бы проукраинская идея, не прозападная.

Поэтому здесь очень просто, вот то лобби, которое есть у Сороса, мы понимаем, что революции делать любитель именно он, в Белоруссии к этой революции он имеет прямое отношение. Я думаю, я так понимаю, что именно этим было вызвано это расшатывание ситуации внутри страны, потому что мы на границе, мы являемся той территорией, которая всегда олицетворяет… вот три столба… мы понимаем, вот Россия, Украина и Беларусь. Украину оторвали, и сосед должен показать, что у нас жить лучше, и мы там всячески пытаемся подпрыгивать в этой Верховной Раде.

Слава Богу, не у всех депутатов хватает мозгов поддерживать этот, ну, дикий движ, я назову его так. Потому что мы сами у себя напрыгали до того, что мы не имеем не то чтобы ни капли развития, мы не знаем, как удержать эту ситуацию, просто, в настоящем. И пытаемся навязать эту же идеологию и манеру поведения Белоруссии. То есть, это полнейшая чушь.

Вот это мое мнение. Если, даст Бог, всё случится правильно, то уже весной, я так подозреваю, нас ждут новые перевыборы в Верховный Совет. А если подтвердится информация, которую я буквально несколько часов назад получил, что в местных выборах, во всех местных выборах, «слуги народа» пролетят, это покажет просто президенту, что у него абсолютно нет никакой поддержки.

То есть, он в принципе не будет иметь никакого морального права продлевать жизнь Верховному Совету, который будет фактически отделен от мнения людей. И то исследование, которое я получил, это подтверждает… «слуги народа» – это просто, это тотальный феномен, быстро взлетели, быстро упали. Я боюсь, что они могут даже в местные советы в Одессе, в Одесской области, не пройти.

Валентин Филиппов: А как оцениваете шансы Олега Филимонова в Одессе в мэры? То есть, нет, я не говорю, что там, «Может ли он победить?». Как Вы думаете, он займет последнее место или предпоследнее?

Богдан Гиганов: Ну, я не хочу так критично слишком относиться к Олегу Филимонову, все-таки это человек, который прославлял город Одесса. Отчасти это душа города, мы же понимаем таких великих людей, это сыны Одессы, поэтому нельзя, в общем-то, относиться к ним с такой критикой, все-таки…

Валентин Филиппов: После 2014-го мне что-то совсем не хочется про него хорошо говорить…

Богдан Гиганов: Ну, я все равно считаю, что у каждого человека своё мнение есть. Я не хотел бы снова делить их на правых, на левых, там… Кто-то ошибся, бывает. Многие люди, я знаю, переходят, сейчас в том числе и в нашу партию. Потому что, ну, знаете, если человек слаб, повёлся на информацию, где-то там пропаганда сработала. Я не хочу сейчас вдаваться именно в его историю жизни, мне, конечно, очень не нравятся высказывания и отношение по ряду моментов, которые являются явно антиодесскими. Но, тем не менее, этот человек… я помню его еще в детстве, когда…

Валентин Филиппов: Я тоже.

Богдан Гиганов: … он говорил с экрана «Хэллоу, друзья», ну, это просто замечательно было, очень прекрасно и теплые воспоминания. А сейчас он решил поиграть в политику. Вот это я осуждаю. Почему? Потому что он прекрасно понимает, мне кажется, что у него есть внутреннее понимание того, что КВН не сильно добавит, как минимум сейчас, Одессе, после того, как мы уже посмотрели, как КВН не добавляет нифига стране.

Мы не получили заслуженного мира, обещанного, мы не получили развития, просто пошли по стопам Порошенко, а то еще и даже во многом просто глупо не умеем даже этого делать. Поэтому я, как вам сказать, уверен, что он явно не в лидерских будет позициях. То есть, он 100% не то чтобы не победит, он не выйдет во второй тур, давайте я буду говорить так. Всё, что ниже третьего – это все равно проигрыш.

Зачем ему это? Не знаю. Может быть, действительно, внутреннее убеждение есть, что, ну вот знаете, вот надоели эти политики, вот хочу что-то сделать. Может быть, но я не знаю. Потому что мне кажется, что он явно не идет воровать. Но, у него есть близкие отношения… вот я хочу тоже как бы «но»… всё что сказано до «но» – это как бы не считается… а вот «но» – мне не нравится что – у него близкие отношения с Саакашвили.

Человек реально себя зарекомендовал в городе Одессе, в Одесской области, как самый деструктивный губернатор, который всегда, собственно, ну, не то чтобы ничего не сделал, он просто отсутствовал на своем рабочем месте и подтвердил такую теорию, что город, область, в принципе регион, вполне удачно может существовать без этой должности.

Валентин Филиппов: Ну, я бы не сказал. Он хаос такой вносил…

Богдан Гиганов: То, что Саакашвили имеет отношение к прозападным группам – мы это прекрасно понимаем. И я боюсь, что это просто продолжение роста этих метастаз, а человека просто подтянули на волне «вскипевшей идеологии». Вот он, может быть, искренне верит, что именно он в состоянии вывести город из не то чтобы застоя, а из деградации. Я бы хотел, чтобы каждый кандидат мыслил именно так.

Но всё дело в том, что иногда люди действительно поддаются чужому влиянию, и вот я переживаю, что это в этом случае именно так, и хороший человек просто сейчас получит серьезную жесткую дозу негатива, и вряд ли он сможет дальше с этим спокойно мириться и жить. Потому что, во-первых, он непроходной, он 100% проиграет.

Валентин Филиппов: Ну, вот и я думаю, зачем он легенду о себе вот так вот под конец жизни…

Богдан Гиганов: Да. Есть такой, знаете, негативчик немножко. Мне бы хотелось, чтобы он, пусть лучше снимется и останется тем Олегом Филимоновым, которого все любят и знают. Вот, мне кажется, что в этом случае он поступил бы по-мужски правильно.

Валентин Филиппов: Могу еще спросить о том, что вы сказали, что мир обещал Зеленский, и не получилось у него… Смотрите, а ведь монобольшинство, все дела… То есть, что ему мешает по политическим договоренностям, по Минску пройти? По большому-то счету, ничего особенного там сделать-то и не надо.

Богдан Гиганов: Я скажу, что у него не хватает стержня. Он оказался слишком мягкохарактерным, он боится принять на себя ответственность за предпринятый шаг. Президентство, ну, как и мэр, как и любая другая должность, – это ответственность. В жизни нужно уметь брать на себя риски и отвечать за проигрыши, и вместе, собственно, радоваться победам. А он боится принять решение, потому что это будет идти вразрез, там, с другой стороной, с меньшинством, он ему начинает подыгрывать.

Всё, это уже не нравится большинству, он теряет рейтинг. Он начинает просто, знаете, как этот волк электронный, помните игру, в которой волк пытается словить яйца и, так или иначе, оно всегда разбивается на каком-то уровне. Я не видел еще человека, который дошел в этой игре до конца.

Вот, в данном случае, он пытается всем угодить. Это не получится. Не получится, потому что ты теряешь поддержку тех, для кого ты своим не стал, а для своих ты стал чужим. И мне кажется, там нет никакого другого смысла. Он просто думает, что он делает что-то правильно, когда он ничего вообще не делает. А в данном случае, он просто замораживает конфликт.

Валентин Филиппов: Но вы понимаете, конфликт можно заморозить по-другому. Вот все говорят: «Хотите Приднестровье, не хотите Приднестровье», а Молдавия с Приднестровьем вполне мирно живут. Граждане Приднестровья являются гражданами Молдавии и наоборот, они свободно друг к другу ездят, у них абсолютно нормальные отношения между руководством Кишинева и руководством Тирасполя. Ну, относительно нормальные. То есть, у них нет какой-то особой вражды, и они, по сути, являются одним государством.

Ну, в общем-то… сами жители там, местные, они не ощущают, что существует какой-то конфликт, и…

Богдан Гиганов: Валентин.

Валентин Филиппов: Да, он замороженный. Да, но в принципе лучше так, чем умирали бы люди. Там же в Приднестровье не погибло ни одного человека уже 25 лет.

Богдан Гиганов: Когда ты руководишь государством, ты должен понимать, я повторюсь, что на тебе величайшая ответственность не только за себя любимого или, возможно, речь идет о своей совести. Нет. Ты отвечаешь за каждого гражданина, который выехал из страны, который погиб, который погиб не только на Донбассе, который погиб в больнице от того, что всё развалено, от того, что мы не в состоянии даже в этой отрасли навести порядок, от того, что человек даже не получает качественное образование, потому что ты убиваешь этого человека в самом маленьком его начинании, я имею в виду фундаментальные основы.

Вот он боится это делать. Он боится принять решение разрешить русский язык в школах, потому что это вызывает волну негодования праворадикалов. Он боится принять решение в отношении Донбасса, он боится принять решение в отношении медицинской реформы. Он боится, он не знает ничего, он в этом не понимает. Он, в постсоветском пространстве работает с людьми, сам, кстати, являясь этой частью, которые явно не являются прозападными, он пытается угодить Западу, потому что у него нет других советников. Ведь если у него появятся русские советники или белорусы, которые тоже живут значительно лучше нас, то это вызовет опять-таки волну негодования Запада, Трансперенси Интернешнл, группы Сороса, народных депутатов и так далее и тому подобное.

Он боится попасть под это влияние, под это дурное влияние, поэтому он просто ходит. Раньше, если он хоть что-то такое говорил, знаете, как это он там, кулаком по столу и принимал на себя хоть какую-то ответственность за высказывания, за свои слова, то сейчас он просто как робот – он выходит, заучивает фразы, пишет всё обтекаемо в Фейсбуке, говорит неконкретные вещи. Это говорит о том, что человек просто слабый. На данный момент, мне кажется, он просто думает, как бы красиво из этой игры выйти, но чтобы не оставить сейчас Украину на растерзание, потому что он понимает, что в итоге он окажется не только хуже Януковича, просто его очернят на веки вечные.

И он не хочет таковым остаться, потому что он был раньше хорошим человеком, он был популярным человеком, он лицедей, он зависит от аплодисментов. Понимаете? Причем в зале, в этом зале, должны все аплодировать, не только одна часть или вторая, а все. И вот в этом его проблема. Поэтому ни монобольшинство, ничего, кроме стержня, кроме такого жесткого стержня, который в состоянии управлять страной…

Кстати, у нас таких людей немного на самом деле, вот эти вот все партии, которые сейчас выставляют своих лидеров, ну, это такие, знаете, или лизоблюды или какие-то такие: и нашим, и вашим, все подыгрывают… Я считаю, что на территории нашего государства, где у нас существуют просто искусственно разыгранные конфликты, и вот эти вот все, как сказать, когда извне нам диктуют что делать, в состоянии навести только тот человек порядок, который просто пришел, по столу кулаком ударил и сказал: «Все на выход. Сами разберемся».

А такого человека пока у власти нет. Если нет у страны лидера, как у города хозяина, назовем это так, ничего не будет ни в стране, ни в городах, нигде. У нас всё должно держаться на мужах, которые в состоянии этот крест нести. Тяжелый крест. Это – невозможность заработать деньги, это невозможность пробраться к кормушке, невозможность продвинуть бизнес. Он должен быть государственником. И если ты будешь мыслить как государственник, если у нас будут в Верховной Раде государственники, а в городском совете люди, которые мало-мальски думают не о конфликте интересов, личном, а о городском, – совершенно будет всё по-другому. Мы хотя бы начнем думать о развитии и планировать. А пока это делают за нас другие.

Валентин Филиппов: Хорошо. Огромное вам спасибо. Я надеюсь, что вы там в Одессе разрулите всё. Ну, не только вы. Потому что я так понимаю, что… вот вы говорите: «Слуги», может быть, не пройдут вообще»… Одесса вообще такая, там наших всегда 80–90%. Столько за наших голосовало… вот только, чтобы эти наши между собой не передрались, вот этого я всегда боюсь.

Богдан Гиганов: Помиримся, разберемся. Главное, чтобы нам не мешали извне, повторюсь. А мы себе здесь как-нибудь разберемся. Всё, вам спасибо. До свидания.

Валентин Филиппов: Огромное спасибо. Счастливо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Октябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сентябрь    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.